Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта

Госпитальной инфекции можно противостоять

02.03.2017

Лекция Натальи Владимировны Дмитриевой, профессора, заведующей лабораторией микробиологической диагностики и лечения инфекций в онкологии ФГБУ РОНЦ им. Н.Н. Блохина была посвящена «Актуальным вопросам лечения нозокомиальный инфекций». Уже не первый раз профессор Дмитриева встречается с коллегами из РДКБ, чтобы обсудить эту тему.

Языком статистики: Нозокомиальные или внутрибольничные инфекции являются четвертой по частоте причиной летальности в США. По данным специалистов Центров по контролю и профилактике заболеваний, у 2 млн пациентов, госпитализированных в стационары США в 1998 г., развились нозокомиальные инфекции. По данным официальной статистики в России, в 1997 г. было зарегистрировано 56 тыс. случаев нозокомиальной инфекции, хотя их предполагаемое число составляет 2,5 млн.

— Наталья Владимировна, наверное, на сегодня не существует медицинского работника, который бы ни понимал, насколько опасны внутрибольничные инфекции. Ведь можно сделать уникальную операцию, но потерять пациента именно по этой причине.

— Да. При хирургических вмешательствах это особенно обидно. Операция может занять 10–12 часов, потребовать больших трудо и финансовых затрат, а потом больной умирает от внутрибольничной инфекции.

Еще один пример — протезирование клапанов сердца, суставов, конечностей, и если возникает инфекция, это чревато кошмаром для больного, поскольку появляется необходимость снова перенести тяжелую и длительную операцию, плюс это достаточно дорогое «удовольствие».

— Когда вы читает лекции врачам, что вы до них хотите донести? Они же в курсе проблемы.

— Знать о проблеме не достаточно, надо понимать, что с ней делать. Если проблема понята, но при этом ничего не делается, то грош цена этим знаниям.

Обычно я подробно останавливаюсь на соблюдении правил асептики и антисептики. Во всем мире с пациентами чаще всего общается средний медперсонал, и оказывается, что многие просто не моют руки, когда подходят к больным, перед перевязками. Да и перевязочный материал часто не меняется вовремя.

— Отследить это невозможно...

— Крайне сложно, это на совести самого медработника. И если руки не обрабатывать, внутрибольничная, резистентная инфекция переносится от пациента к пациенту, одновременно загрязняются предметы внутрибольничной среды — стерильные столы, поверхности фонендоскопов, мобильный и общественный телефоны. Все, за что берется сотрудник. Как выяснилось, санитарно-гигиеническими навыками обычное население той или иной страны обладает в очень небольшой степени. Многие почему-то не моют руки даже после туалета...

— И что же делать?

— В идеале, в каждой палате должны быть современные дезинфектанты, и переходя от больного к больному, сотрудник постоянно обрабатывает ими руки. Если говорить об устройствах, которые используются для исследовательских целей, то, например, для каждого больного должен быть отдельный, взятый после стерилизации, эндоскоп.

Положено иметь большую дезкамеру, куда ставится кровать после, например, гнойных больных. Ведь если больной уже инфицирован резистентным микроорганизмом, он соответственно колонизирует все вокруг себя. И если в этом случае меняется только постельное белье...

В больнице не должно быть стандартных бытовых кранов, которые открываются руками. Потому что человек открыл воду грязными руками, помыл их, а потом опять берется за кран, и все возвращается назад.

Уходя домой, сотрудникам обязательно нужно протереть телефон, поверхность фонендоскопа и т.д.

— О чем еще вы рассказывали в лекции?

— О том, что в современной клинике должна быть современная бактериологическая лаборатория. Дело того стоит. Современное оборудование помогает очень быстро получить результат микробиологического исследования, а это значит сориентироваться и подобрать правильную антибиотиковую терапию (по результатам антибиотикограммы) при которой частота ошибок будет минимальной.

Если стартовая терапия назначена неправильно, то летальность будет выше. Если она правильная, но отсроченная, все равно летальность выше, чем при адекватной стартовой. Чтобы определить, что правильно и что неправильно, надо знать какие микроорганизмы обитают в среде. Все внутрибольничные инфекции представлены в основном четырьмя локализациями — легкие, мочевыводящие пути, раны и инфекции кровотока. Биологический материал из этих очагов инфекции приносится в баклабораторию. Дальше лаборатория должна очень быстро выдать ответ: идентифицировать микроорганизм и определить его чувствительность к антибиотикам. Все оснащение лаборатории направлено на то, чтобы он был выдан максимально быстро.

Как правило, в отделении присутствуют одни и те же штаммы. В зависимости от этого надо понять к чему они чувствительны и на этом основании строить свои рекомендации. Это будет и финансово выгодно для клиники, и приостановит развитие резистентности в конкретном стационаре.

— Появилось ли что-нибудь новое в профилактике внутрибольничных инфекций?

— Ничего принципиально нового не изобретено за последние годы. Когда речь идет, например, о плановой хирургии, используются четыре основных антибиотика. Одна доза вводится до операции, другая после и все.

Антибиотики должны использоваться только в течение одних суток, а не 7-10 дней до периода снятия швов.


Возврат к списку