Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта

О сегодняшнем дне трансплантологии

О сегодняшнем дне трансплантологии

23.07.2019

Центр по пересадке почки Российской детской клинической больницы образован в 1990 году. В среднем выполняется около 40 трансплантаций в год. О сегодняшнем дне трансплантологии почки рассказывает руководитель центра, доктор медицинских наук, врач — детский хирург — Алексей Леонидович Валов.

 

— Довольны ли вы результатами, которые достигнуты в центре?

— У нас, действительно, хорошие результаты, хотя в РДКБ на лечении находят тяжелые больные. После операции они уезжают домой, и достаточно долго живут с пересаженной почкой.

— Каков срок ожидания операции?

— За последние 10 лет — это в среднем четыре месяца. Кто-то ждет неделю — две, кто-то несколько месяцев или год с момента поступления в наше отделение и постановки в наш лист ожидания. В течение года мы оперируем практически всех, кто к нам поступает.

— За счет чего срок ожидания стал короче?

— Он не был длиннее.

— Но часто приводятся статистические данные с другими, менее оптимистичными цифрами.

— Это к нам не относится. У нас своя статистика и довольно небольшой лист ожидания — 25–30 человек, а оперируем мы 40 детей в год.

— Есть ли принципиальное отличие во взрослой и детской истории по пересадки почки?

— Конечно, есть. Мы пересаживаем детям почки взрослых людей. Естественно, когда разница в возрасте между реципиентом и донором небольшая, почка попадает в тот организм, в котором она должна и привыкла работать. А если разница в возрасте значительная — 25–30 и более лет, то соответственно и результаты условно хуже. Как правило, к повторной трансплантации приходится прибегать через 7–10 лет. Поэтому мы сторонники трупной трансплантации у детей. Если есть родственники, которые готовы отдать свою почку, мы рекомендуем делать это вторым этапом. То есть после того, как ребенок дорастет до подросткового или взрослого возраста. Пересадка родственной почки проводится уже взрослому человеку, прогноз и выживаемость в этом случае гораздо выше — 25–30 и более лет.

— Часто ли специалистам центра приходится исправлять чужие ошибки?

— Ошибок как таковых нет, так как в регионах не занимаются трансплантацией почек. Иногда те пациенты, которые приезжают к нам находятся на не совсем адекватной заместительной терапии и поступают в центр с рядом осложнений, но мы эти ошибки исправляем.

— С каждым годом у большего количества людей диагностируются заболевания почек. Почему это происходит?

— У нас статистика оставляет желать лучшего и чем дальше от центра, тем хуже она ведется. Если взять европейскую статистику, у нас получается десятикратное отставание. Если в Европе на 1 миллион детского населения на диализе находятся 15–17 детей, у нас — 1–2. У нас что, болеют меньше? Нет. При развитии технологий в тех регионах, где вообще отсутствовал диализ и заместительная терапия, все это стало появляться. И те пациенты, которые умирали, теперь получают лечение. Поэтому прирост количества заболеваний происходит за счет того, что диагностика и возможность терапии появились и в регионах. Раньше этого не было. «Счастливчики» доезжали до Москвы, Санкт-Петербурга, краевых и республиканских центров и получали лечение. А сегодня даже в небольших городах есть возможность получить качественную медицинскую помощь.

— Если заболевание вовремя диагностировано, подобрано адекватное лечение, удается избежать трансплантации?

— Если говорить о детских проблемах, то надо иметь в виду, что порядка 75–80 процентов наших пациентов имеют врожденную патологию. И в этих случаях помочь может только трансплантация. Но, если заболевание приобретенное, его вовремя диагностировали и правильно лечили, можно не доводить до хронической почечной недостаточности. И тогда нет необходимости выполнять трансплантацию.

— Вокруг трансплантации много слухов, сплетен и мифов. С какими вы сталкиваетесь чаще всего?

— Главный миф — то, что похищают детей в супермаркете, вырезают почку и через две недели подбрасывают ребенка обратно. Это сказки, которые никакого отношения к реальной действительности не имеют. Нет ни одного зарегистрированного случая по изъятию органов у детей и возврата их на место похищения.

Операцию по трансплантации почки возможно провести только в технологично оснащенном стационаре при высококвалифицированном персонале. Нужны порядка двух десятков специалистов, которые будут работать с этим конкретным пациентом. Готовить его, брать анализы, потом, после трансплантации отслеживать массу показателей, в течение 2 месяцев выхаживать. Это труд большого коллектива, а сделать в подворотне пересадку нереально.

В нашей стране, если говорить о живом донорстве, законом запрещено забирать почку от живых неродственных доноров. Понятно, что отец или мать никогда не возьмут с собственного ребенка деньги, которому они отдают почку. Корысть возникает тогда, когда донором выступает чужой человек. У нас законом это запрещено делать, именно для того, чтобы сразу закрыть эту тему. Поэтому такое явление, как купля-продажа в нашей стране исключена. Законом закреплена только родственная трансплантация. И так как трансплантация выполняется только в государственных учреждениях, а не в коммерческих, это в принципе исключено.

— Откуда же тогда идут разговоры про «продать почку»?

— Это удел неинформированных людей, которые пытаются предложить свой орган за материальное вознаграждение, не зная наших законов.

— Насколько это сложная и тяжелая операция — пересадка почки?

— Она ничем не отличается от обычной и стандартной хирургической операции. Угрозы для жизни нет, если пациент подготовлен и не имеет других серьезных проблем.

— Что бы вы хотели сказать родителям детей с почечными заболеваниями?

— При первых же признаках неблагополучия, сразу же обращаться к соответствующим специалистам и решать проблемы заблаговременно, не доводя до хронической почечной недостаточности. Если же возникает почечная недостаточность, не надо бояться операции. Качество жизни при пересаженной почке гораздо выше и не отличается от жизни здоровых людей.

— Важно подчеркнуть, что все эти операции делаются у нас бесплатно.

— Безусловно. Сама по себе трансплантация достаточно затратная медицинская помощь, но на плечи пациентов эти расходы не ложатся. Также как и дорогостоящие препараты, которые принимаются на протяжении жизни, предоставляются и бесплатно, и пожизненно.


Возврат к списку